На юге Турции в городе Антакья недалеко от границы с Сирией закрылась фабрика по пошиву камуфляжной формы для боевиков запрещенной на территории РФ группировки «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), на которой работали сирийские дети из семей беженцев. Репортаж с фабрики опубликовала в понедельник, 6 июня, английская газета The Daily Mail.

Владелец предприятия по пошиву одежды — 35-летний Абу Закур, сирийский бизнесмен, бежавший из Ракки шесть месяцев назад, использует в качестве рабочей силы девятилетних детей. Сирийским мальчикам и двум девочкам, работающим отдельно, платят как минимум 40 турецких лир (10 фунтов, или 14 долларов) в день.

«Мои собственные дети учатся в школе. Эти дети тоже могли бы пойти учиться, но их родители хотят, чтобы они зарабатывали деньги, что я могу сделать?» — оправдывается сириец, сидя в офисе на крытом рынке Halep Garaj в Антакье. Сам он не сочувствует ИГ, но и не видит в найме сирийцев для подобной работы непреодолимого этического препятствия, на которое усиленно намекает газета The Daily Mail.

Предприниматель родом из Алеппо некоторое время жил в Ракке, ставшей столицей террористов, но бежал оттуда — не столько из-за обстрелов и бомбардировок, сколько из-за того, что религиозные фанатики запрещали курить.

«У меня в Ракке тоже дети работали. ИГ хотело, чтобы дети ходили в шариатские школы, но никто им не отдавал детей, потому что было много бомбардировок. В первый раз меня задержали из-за сигарет. Они нашли на полу окурки и на первый раз ограничились предупреждением. Во второй раз нашли пепельницу, посадили меня на три дня за решетку и приговорили к 40 ударам плетью. В третий раз арестовали, тоже из-за курения. Это стало большой проблемой для людей», — рассказал бизнесмен и добавил: «В конце концов я собрал свои вещи и ушел. Мы убежали».

Теперь он курит вволю, но недавно появились другие проблемы для бизнеса: «Все дороги в Сирии и из Турции в Сирию закрыты». В связи с этим в этом году закрылась и фабрика. (Журналисты посетили фабрику в феврале, до того, как ужесточился контроль на границах за контрабандой товаров.)

Бизнесмен за время работы изучил стили одежды террористов. Он знает, что исламистская группировка «Ахрар аш-Шам» («Исламское движение свободных людей Шама», союз исламистских бригад, воюющих против армии правительства Башара Асада) предпочитает светло-коричневые мундиры, сирийское крыло «Аль-Каиды» «Джебхат ан-Нусра» (обе организации запрещены в РФ) — форму зеленого цвета. «Свободная армия Сирии» (FSA) предпочитает одежду светло-коричневого цвета, чтобы быть похожим на «Ахрар аш-Шам», а в ИГ любят афганский стиль, но иногда носят более традиционную униформу», — рассказал Закур. ИГ уже давно использует различные стили формы, чтобы различать войска: черная форма — парадная, форма в афганском стиле — для карательных отрядов и бойцов передовой.

Ткань привозится из Стамбула, где турецкие текстильные фабрики изготавливают подделки под российский и американский камуфляж, в зависимости от спроса. По словам Закура, спрос на американский — больше. «Почти всегда клиенты хотят одежду в стиле американской армии, хотя есть и люди, которые хотят стиль русской или турецкой, но почти все они хотят, чтобы форма выглядела как в американской армии. Они приносят нам образец, и мы его копируем», — говорит он.

Абу Закур занимался пошивом военной формы задолго до войны в Сирии, но после 2012 года это стало его основным бизнесом. Теперь единственной проблемой с таким количеством заказчиков из разных террористических организаций является логистика.

«Для ИГ почти всегда шьется афганская форма, больше, чем американская. Обычно мы продаем эту одежду бизнесменам в Ракке, если они заходят в магазин. Но они не говорят, что приехали из Ракки, потому что думают, что никто им не будет ничего тут продавать. А мне все равно, откуда берутся клиенты». «Это не моя проблема. То есть это проблема, но я хочу продать свою одежду и зарабатывать на жизнь», — добавляет бизнесмен.

«Закрытие границы осложнило работу. Перед этим было много клиентов из любой точки планеты. Клиенты из Идлиба брали, из Алеппо, а в последние два месяца работа остановилась», — жалуется предприниматель.

«Единственная причина, по которой эти дети работают со мной, — это деньги. Если бы не было войны в Сирии, эти дети были бы в школе, что гораздо лучше для них. Я плачу им от 40 до 70 турецких лир — это зависит от работника: кто лучше или кто больше делает. Иногда семья посылает слишком маленьких детей для работы, и я не отказываю, а позволяю им работать… Сейчас они просто работают каждый день, чтобы выжить. Но, возможно, в один прекрасный день эти навыки им пригодятся, чтобы выучиться на портных… Но сейчас они просто зарабатывают на жизнь», — говорит Абу Закур.

В Турции проживает 2,7 миллиона сирийских беженцев. По данным ЮНИСЕФ (детского фонда ООН, занимающегося помощью детям), почти 80 процентов сирийских детей, живущих в Турции, не ходят в школу и почти половина всех сирийских детей не имеет образования.

Многие сирийские дети не могут посещать турецкие государственные школы из-за языкового барьера, а других отторгают сверстники. Главная проблема для них заключается в том, что они не могут работать в Турции законно.

Теперь Закур открыл новую фабрику, уже по пошиву гражданской одежды для детей (джинсы, футболки и т. д.) в городе Газиантеп на юге Турции, почти в 200 км от Антакьи. Детям, которые работают здесь, приходится спать на полу, кроме того, теперь они оторваны от семей, оставшихся в Антакье.

Бизнесмен признает, что на военной одежде он зарабатывал больше, чем на гражданской. «Конечно, когда граница была открыта и клиенты приходили из Ракки, мы делали гораздо больше денег на военной одежде, но теперь не так», — сокрушается бизнесмен. «Но что мы можем сделать? Работа есть работа», — говорит он.